Саид и Алиса (Роман. часть 1)

10 05 2020

Первый взгляд

(Посвящаю своему другу Шермухаммаду, которого больше нет в этом мире.

Мы все бежим куда — то в этой жизни…)

 

В этом году жара в Красноярске наступила рано. Это происходило очень редко. В апреле уже не было снега, всё растаяло. Улицы и тротуары города были чистыми. В скверах работники уже приступили к озеленению участков и прочих земельных работ. Дворники в пять часов утра выходили на работу, а к 8-и часам город словно блестел от чистоты. Свежесть утренней погоды и чистота улиц придавали приятное ощущение. Сергей Анатольевич каждое утро с остановки забирал Саида и вместе ездили на работу. Они занимались электромонтажами и ремонтом квартир. Сергей выполнял легкие работы, а тяжёлые оставлял для крепкого и молодого Саида.

Сергей Анатольевич уже второй год как пенсионер. Любит хвастаться своими молодыми годами о том, как девушки боролись за него, и каким он был красавцем. Хоть он и называл себя русским, но у него были чёрные густые брови, большие чёрные глаза и чёрные волосы. Он был патриотом. Любит часами говорить о политике. Сожалел о распаде СССР. Был женат, у него один сын и трое внуков. Жил в достатке и даже помогает сыну, который живёт в отдельной квартире. Он всегда одевался порядочно и чисто, ему только галстука не хватало, чтоб выглядеть  как депутат или учитель.

Наслаждаясь чистоте города и свежестью утреннего воздуха Сергей Анатольевич не спеша ездил на своей праворульной «тойоте-нисан». Они с Саидом обсуждали о дальнейшем объекте работы. Анатольевич не успел пройти в жёлтый цвет светофора и пришлось остановится. Рядом с ними на левой стороне на пару метров вперед остановилась малолитражка розового цвета. Саид и Сергей Анатольевич заметили как с окна малолитражки бросили пустую пачку сигареты, который ударился на бампер машины Анатольевича и упал асфальт . Саид указывая на него сказал: — Да посмотрите, Анатольевич! Что за люди а! Такую чистоту и красоту испортили. Успею обратно бросить в их машину?

— Не говори! Да, оставь..

Но Саид не слушав, вышел из машины и направился к малолитражке. Когда до пачки сигареты оставалось пару шагов светофор загорелся зелёным и малолитражка собралась тронуться с места. Саид быстрыми шагами взял пачку сигареты и бросил в окно машины со стороны пассажира. За рулем сидела молодая девушка, а рядом молодой человек. Саид быстро вернулся и сел в машину.  Сергей Анатольевич тронулся с места. Спустя метров сто Анатольевич смотря в зеркало заднего вида, улыбаясь сказал:

— Похоже у нас, точнее у тебя проблемы, Саид. Малолитражка гонится за нами.

Розовый опел гонялся за машиной Анатольевича. То моргал фарами, то сигналил. Саид повернулся, посмотрел и сказал:

— Гоните Сергей Анатольевич, давите на газ! Неужели «опелёнок» может догнать нас? Не дайте ему обгонять вас!

— Слушай, номера машины та знакомы. Я не разглядел, кто сидел за рулём, опиши-ка — сказал Анатольевич, внимательнее смотря в зеркало.

— Девушка красивая, жёлтые волосы, красивые глаза, улыбнулся… — пытался описать её Саид.

Сергей Анатольевич смеясь поправил Саида:

— Не «жёлтые волосы», а одним словом «блондинка». Не «улибнулся», а «улыбнулась». Когда же научишься говорит на русском. Похоже это дочь моего «карэфана». А рядом кто сидел?

— Какой-то некрасивый парень безволос. — ответил Саид.

Анатольевич снова смеялся и сказал:

— Ну скажи одним словом «лысый». Ладно, остановимся. Это Алиса, дочь моего хорошего друга.

— А чего вы так? Сдаетесь? — недовольно выразился Саид.

— Да не переживай ты. Ничего не будет. — улыбаясь сказал Сергей Анатольевич и снизил скорость, затем остановился на обочине.

Малолитражка опережая тоже остановилась. Со стороны водителя  вышла девушка и улыбаясь подошла к ним. Анатольевич тоже улыбаясь сказал:

— Так это же она, Алиса! — и вышел с машины. Они поздоровались. Анатольевич рассказал про то, что последнее время у него проблемы со зрением. Затем передал привет отцу Алисы. Алиса оправдалась, что это её парень бросил пачку сигареты. Ещё добавила, что они удивились, когда нерусский так поступил. Затем наклонившись посмотрела на Саида и по махнула рукой. Саид сидел в машине. Он ожидал скандала, поэтому вид у него был злым и недовольным. Может хотел своим видом напугать Алису и её парня. Но когда увидел улыбающейся Алису, он успокоился и в ответ тоже махнул рукой. Худая, стройная Алиса с распущенными волосами выглядела безупречно красиво. Саид будто окаменел. Он смотрел на неё и любовался её красотой. «Это же ангел!» произнёс Саид, открывая дверь. Хотел выйти и пойти к ним, чтобы по ближе полюбоваться красотой Алисы, но не успел.

Алиса попрощалась с Сергеем Анатольевичем, пошла к своей машине открыла дверь, повернула голову и посмотрела на Саида. Сергей Анатольевич сел в машину и поехал. Когда проезжал рядом с машины Алисы, взгляд Саида и Алисы ещё раз встретились с друг другом и взглядом провожали друг друга. Сердце Саида вздрогнула от этого взгляда. Он даже не посмотрел на парня, который сидел рядом с ней. Саид долго молчал. Перед его глазами был этот взгляд Алисы. Он пытался угадать, что было в этом взгляде.

— Ну, чего ты замолчал? Испугался что ли? — прервал тишину улыбаясь сказал Сергей Анатольевич.

— Нет, нет. Чего мне пугаться? Если тот парень вышел бы с машины, то я бы тоже вышел. Мне это девушка понравилась. Его взгляд, глаза, улыбка… — ответил Саид.

— Не «его», а «её». Она красавица, конечно. Но видишь ли, во первых у нее есть парень, во вторых она тебе но подойдёт. — не отрывая глаза с дороги сказал Анатольевич.

Саид ещё раз повернулся посмотреть на малолитражку, которая уже была далеко и сказал:

— Если у нее есть парень, то зачем на меня так смотрела? И почему не подойдёт? Я чё, урод штоли?

— Как смотрела? Не фантазируй, Саид а. Нет ты тоже не урод, конечно. Я не по внешней красоте имею ввиду. Просто они с тем парнем давно уже вместе. Он главный маркетолог и доверенное лицо её отца. Собираются жениться.

Саид больше ни чего не сказал. Тоскливо смотрел на дорогу.

Саид мигрант с Таджикистана. Средний рост, чёрные густые и немножко кудрявые волосы. Ему 22 года. Каждой весной приезжал и осенью уезжал обратно. По приезду уже давний знакомый Андрей Николаевич помогал ему с регистрацией. А Сергей Анатольевич сразу же находил ему работу по ремонту квартир, либо брал его как помощника на электромонтажные работы. У него была хорошая память и умелые руки. Он за короткое время научился малярному мастерству. Одевался не плохо. Хоть и в моде не хорошо разбирался, но старался купить дорогие вещи, обувь и одежду. Всегда надевал кепку. Даже без кепки не выходил на улицу. На работе тоже носил старенькую кепку. Любит джинсы со многими карманом и носит цепочку с сердечком.

Сергей Анатольевич повернул во двор и остановился рядом с первым подъездом четырёхэтажного дома, который находился параллельно с дорогой. Саид вышел с машины и пошел к подъезду. Сергей Анатольевич развернулся и уехал. Ему надо было привести кое какие строительные материалы. Анатольевич держал серьезный и строгий вид. Особенно с заказчиками. С Саидом он не мог сдержать улыбку и любил шутить с ним, рассказывал анекдоты, но старался не употреблять матерщину.

Однажды сам не замечая в разговоре с Саидом произнёс «твою мать». Саид сильно огорчился, от злости покраснел и попросил Сергея больше с ним не говорить таким тоном. Анатольевич после этого зауважал его и такие слова больше не говорил в его адрес. Саид человек с характером, любит честность и порядочность. Философски относится к жизни и к словам. Любит держать данное слово и не разбрасывается пустыми словами. Много раз при разборках и конфликтах с местными парнями обходился без драки. Хоть и был в спортивной форме и не боялся драки, но всегда искал компромисс. Он помнил, как его отец говорил часто «Собаки дерутся, а не люди. А если всё же драки не избежать, то перед тем как махать рукой, попробуй заново проанализировать и разбирать возникшую причину и правоту, ошибку допустимой себя или оппонента. Не стесняйся просит прощения, если оказался виновным и не требуй прощения, если не виновен. Учись красноречиво и уверенно озвучат слова. Достаточно того, что доказал и убедил о его неправоте. Ты уже победил. А просит прощения умеют только морально достигшие гранью человечество.

А всё же, если драки никак не избежать, то всё равно перед тем как пустит в ход кулак, убеди словами, что он был не прав, хоть и был прав. »

Поднимаясь на четвертый этаж, Саид переоделся и начал работать. Очистил одну стену от старых обоев. Вспомнил Алису и перестал работать, подошел к окну и смотрел на дорогу. Хоть и не надеялся увидеть машину Алисы, но его глаза словно искали розовую малолитражку. Сам себе показался смешным и перестал смотреть на дорогу. Улыбаясь вспомнил как Алиса помахала рукой. И тут вспомнил, что он не помнить номера машины, точнее особо не обратил внимание на это. Снова повернулся и его глаза искали розовую машину. Какие глаза и какой взгляд, вспомнил он. И снова искал смысл ее взгляда. «Я ей понравился! Она полюбит меня и я ее тоже! Как же сияли глаза! Это девушка моей мечты! Она моя. Она должна быть моим. Любой ценой. Ведь со мной раньше такого не было. Я увидел ее первый раз и меня охватывает чувство, будто знаком с ней давно, будто какая то родная и будто мы многого уже знаем про друг друга» подумал Саид.

В Таджикистане в своём селе было не мало красивых девушек, на которых он глаз положил. На которых влюбился. Но сейчас у него были какие то незнакомые для него чувства.

(Продолжение следует.)





Далер ва Санавбар (11, поёни достон)

12 04 2020

        Карори додгох
Додгоҳ гуфт: — Хуб, метавонед дар ҷоятон шинед. Сафедкунанда, марҳамат, сухан ба шумо.
Адвокати солхурда бо костюми офтобзада ва ришҳои пастбаромада, аз ҷой хест. Низ қоғазеро ба даст гирифта, ба ҳозирин салом дод ва ба хондан сар кард.

— Дар хакикат шаби шабнишинии пеш аз туй Далер ба дусташ мархум Вазир сухбати кутох дошт. Далер ба Вазир мегуяд, ки агар Санавбар аз шавхараш чудо шавад, холо хам омодааст хатто бо як писараш уро ба зани гирад. Ин сухан ба гуши шавхари хозираи Санавбар ва баъдан аз ин гуфтор гурухи бо тахаллуси СЭД – яъне Самеъ, Эрач, Достон бохабар мешаванд. Худкушии Санавбар ва Вазир хам бевосита ба казия дахл дорад. Чунки санаи 12-уми апрел Далер вахшиёна ба катл расонида шуда, санаи 15-ум Санавбар худро ба дор овехтааст ва санаи 16-ум Вазир низ худро овехт.
Адвокати пир муддате хомуш монд. Хама интизори идомаи суханронии у буданд. Айнакашро аз чашмонаш гирифта ба тарафи судя нигох кард. Дубора айнакашро ба чашмонаш гузошту ба когаз назар кард. Сипас сар бардошту ба атроф назар кард ва айнакашро аз чашмонаш гирифту ашконашро пок кард, ва гуфт:
— Хамчун охирсухан мехохам як чизро бигуям. Аз хешу табори Далер, Санавбар ва Вазир аз сидки дилам узр мепурсам, ки натавонистам котили вокеии онхоро ошкор намоям. Аз хешу табори Акбар, харчанд инчо хузур надоранд, гоибона узр мепурсам, ки фарзандашон бо тухмати “салафи” будан паси панчара шуд. Ва аз хешу табори ин чавонони имруз нохак хукмгиранда, низ узр мепурсам, ки натавонистам химояташон намоям. Натавонистам бегунохии онхоро собит намоям. Аммо рузе чавоне ба майдон хохад омад ва ин казияро дубора бардошта, фош карда, хакро ба хакдор хохад расонд. Бигзор ин охирон мурофиае бошад, ки дар он ба хайси химоятгар иштирок кардам. Аз ин баъд аз касби адвокати даст мекашам ва хохиш мекунам дигар маро ба ин корхои ифлос чалб нанамоед.

Когазхои руи мизро бетартибона ба чувздонаш гузошту аз дар берун шуд. Дар зинапояхои даромадгох бозистод. Рустамамак руи зинае андухгин нишаста буд ва суи писарбачаи шухе, ки хар су медавид бо садои хаста гуфт, “Далер, дур нарав, писарам. Наздам биё..”.
Адвокат хост кадаме ба поён нихад. Аммо садое, ки аз дохили зали суд мебаромад уро боздошт. Ин садои додгох буд, ки хукми нихоиро эълон мекард.
— ..хамин тарик суд карор мекунад, Носиров Достон Шодиевич, соли таввалудаш 1984 ба 12 сол, Муртазоев Самеъ Бекович, соли таввалудаш 1984 ба 12 сол ва Шамсиев Эрач Баротович соли таввалудаш 1984, ба 14 сол аз озоди махрум карда шаванд.





Защищено: Далер ва Санавбар (10)

11 04 2020

Это содержимое защищено паролем. Для его просмотра введите, пожалуйста, пароль:





Защищено: Далер ва Санавбар (9)

10 04 2020

Это содержимое защищено паролем. Для его просмотра введите, пожалуйста, пароль:





Защищено: Далер ва Санавбар (8)

6 04 2020

Это содержимое защищено паролем. Для его просмотра введите, пожалуйста, пароль:





Защищено: Далер ва Санавбар (7)

5 04 2020

Это содержимое защищено паролем. Для его просмотра введите, пожалуйста, пароль:





Защищено: Далер ва Санавбар (6)

3 04 2020

Это содержимое защищено паролем. Для его просмотра введите, пожалуйста, пароль:





Защищено: Далер ва Санавбар (5)

2 04 2020

Это содержимое защищено паролем. Для его просмотра введите, пожалуйста, пароль:





Защищено: Далер ва Санавбар (4)

15 03 2020

Это содержимое защищено паролем. Для его просмотра введите, пожалуйста, пароль:





Далер ва Санавбар (3)

12 03 2020

            Санавбар ва оғози муҳаббати бузург
Саҳарӣ барвақт Далер дафтару қалам ва тасмаи метрро гирифта ба хонаи Рустамако рафт. Даричаи нимбози онҳоро бо мушт оҳиста зад. Аммо он, ки нимбоз будааст бо расидани мушташ кушода шуд. Дар пайроҳаи атрофи ҳавлӣ, ки бо хиштчаҳо чида оро дода шуда буд, духтараке бо либосҳои варзишӣ медавид. Ин Санавбар буд. Ҳамон Санавбаре, ки Далер ӯро чун духтараки хурдакаки назарногир дар ёд дошт. Ӯ ба чашмонаш бовар намекард, ки ин олиҳаи зебо бо ҳусни Худодод ҳамон Санавбар аст. Санавбар бехабар аз он ки Далер ба ӯ менигарад давиданро идома медод. Вақте гардиши ӯ ба самти дарича оғоз шуд чашмаш ба Далер афтод ва аз шарм зуд паси девори ошхонаашон пинҳон шуд. Далер табассум карда «Рустамако!» гуфт. Дари хона кушода шуду Рустамако баромад ва Далерро ба даромадан даъват кард. Далер ба назди дари даромад рафта, аз зинаҳо боло шуд ва бо Рустамамак даст дароз карда, салом кард ва сипас аз паси ӯ ба хона ворид гашт. Даромада се тирезае, ки бояд иваз карда шаванд ба ченкардан шурӯъ кард. Ҳар лаҳза ба самти девори ошхона назар меафканд. Аммо то рафтанаш Санавбар аз паси девор набаромад. Чунки барои духтари деҳот бо чунин либоси варзишӣ намудор шудан ғайримаъмулӣ буд.

Баъд аз ду рӯз Далер бо Акбар тирезаҳоро омода карда оварданд.
Ҳаво офтобӣ, аввали баҳор, вақти зиндашавии табиат буд. Рӯи ҳавлӣ баргчаҳои сурхранги гулҳои зардолу рехта буданд. Садои чир-чири гунҷишкакон аз ҳар сӯ шунида мешуд. Насими форам бӯи тозаи гулҳо ва ҳулбӯи кӯҳиро дар худ дошт.

Далер ба дохили хона даромад ва Акбар аз берун харду ба кандани тирезахои кухна шурӯъ намуданд. Ӯ гоҳо бо нигоҳҳои кӯтоҳ ва бо гӯшаи чашм ба ҳавлӣ ва ба самти ошхона назар меафканд. Чашмони ӯ Санавбарро меҷӯстанд. Яктоашро канданд. Насб карданд. Навбати дуввум шуд. Вақте Далер ба хонаи дуввумӣ даромад дар токчаи назди тиреза ашёҳои гуногунро дид, ки ба кори онҳо халал медоданд. Ба берун баромада аз Рустамако хоҳиш кард, то токчаи назди тирезаро аз ашёҳо холӣ намоянд. Рустамако тирезаи нав насбшудаи якумро бо ҳавас аз муоина мегузаронд. Сипас ӯ ба ошхона рафт ва садо карда, ба духтараш фармон дод то токчаи хонаро озод намояд. Далер баргашта ба хона даромад. Чашмаш ба аксе, ки рӯи токча гузошта шуда буд афтид. Ин акси Санавбар буд. Далер аксро аз токча ба даст гирифта нигоҳ кард. Табассум, нигоҳи самимӣ, чашмони хуморӣ, зулфони ба як лаби рӯяш тобхӯрдаро дида, аз акс чашм намеканд. Танҳо вақте ба худ омад, ки Санавбар аксро аз дасти ӯ ба оҳистагӣ гирифт, ва нигоҳи ҳарду лаҳзае ба ҳам бархӯрд. Лаҳзае нигоҳи онҳо аз чашмони якдигар маънӣ меҷӯстанд. Лаҳзае нигоҳи онҳо ба чашмони якдигар ба гуфтӯгу рафта буданд. Ҳарду дар ҷой шах шуда буданд. Санавбар табассум намуда, нигоҳашро гурезонд ва сар хам карда, чизу чораҳои назди тирезаро ба болои миз мекӯчонд. Далер ҳамоно нигоҳашро аз Санавбар наканд. Онгоҳ ӯро садои Акбар, ки аз тиреза ба дарун менигарист ба худ овард. Ӯ бо табассум гуфт «Далер, тирезаро дор боз наафтад.». Далер аз Санавбар чашм наканда нафаси чуқур сар дода гуфт, “Акбар, тиреза намеафтад. Ба тиреза гӯй маро дорад, ки ман наафтам.” Санавбар ин гапро шунида сурх шуд ва зуд аз хона баромад.

Санавбар ғоибона Далерро пештар ҳам мешинохт ва хабар ҳам дошт, ки ду-се духтарҳои деҳа ошиқӣ Далер будаанд, аммо ӯ ба онҳо эътибор намедодааст.
Далер насби ду тирезаи дигарро, ки одатан дар як рӯз иваз мекарданд ба дарозо кашида, танҳо пас аз чор рӯз ба итмом расонд. Тиреза баҳона дидор ғаниматгӯён чор рӯз дар шикори дидор бо Санавбар буд. Дигар чун пештара ором набуд. Ӯ бо хаёли парешон зуд-зуд нигоҳи пурасрори Санавбарро пеши назар меовард. Ӯ мафтуни зебоии Санавбар гашта буд. Аммо дар ин чор рӯз дигар Санавбарро надид. Танхо акси уро зери болинаш пинхон карда буд ва хар руз пеш аз хоб уро тамошо мекард. У ин аксро дуздида, бо худ оварда буд.

Бо дили нохоҳам корро ба охир расонид ва бо Акбар асбобу ускунаҳои худро ҷамъ карда рафтанд. Санавбар ба пок намудани тирезаҳо сар кард. Ҳангоми тоза кардани шишаи тирезаи ҳуҷрачаи худаш ба навиштаҷоте рӯй ба рӯй шуд. Дар аввал шишаи тиреза шаффоф буд. Аммо вақте ба он об пошид рӯи он тасвири як дил ва навиштаи «Д+С» ро дид. Табассум карду онро тоза накард. Далер ин навишторро бо шамъ рӯи шиша навишта буд. Дар ҳолати хушк будани шиша он намудор набуд. Вақте ба он об расида тар мешуд, сипас навиштаҷоту тасвир аён мегашт. Аз гайб задани аксаш бохабар шуд ва мутмаин гашт, ки Далер нисбати у мухаббат дорад.

Санавбар пинҳонӣ аз телефони падараш рақами телефони Далерро гирифт, аммо ҷуръат намекард ба ӯ занг занад. Бо ҳар баҳона ба назди холаи Далер медаромад. Далер низ ба хонаи холааш тез-тез омаданро сар кард. Аммо ба онҳо муяссар намешуд ҳамдигарро бубинанд. Вақте Далер омада мерафт, Санавбар медаромад ва вақте Санавбар омада мерафт баъд Далер меомад. Ниҳоят Санавбар ба Далер занг зад. Баробари шунидани садои Далер гӯширо гузошт. Боз ду маротибаи дигар чунин кард ва бори саввум ба гап даромад:
— Салом!
— Валекум салом!
— Шумо устои тирезашинон?
— Бале! Узр, нашинохтам…
— Дар тирезаи шинондаатон харфхо навишта шудааст. Онро акнун чи хел ва бо чи шуям?
— Санавбар! Вах! Чи садои зебо!..
Санавбар гушии телефонро хомуш кард. Далер, ки ба кор машгул буд, асбобхои кориро як тараф монду ба берун баромад ва раками телефони занги Санавбарро чид. Санавбар гуширо бардошт. Далер гуфт:
— Санавбар!
— Бале!
— Он харфхои навиштаро хонди?
— Не, нофахмоанд…
— Ончо Д чамъи..
— Ман напурсидаам, ки чи навиштаги аст, ман пурсидам, ки бо чи онхоро шуям..
— Он харфхо бо хуни дили ман тоза мешаванд, Санавбар!
— Намефахмам ин гапхоро.. устои дузд…
— Дузд? Чи хел?
— Акси маро дуздидед.
— Дар чавоби он ки ту дили маро дуздиди!
— Баргардонед. Он акс дигар надорам. Якто буд.
— Шаби аруси онро бармегардонам.
Санавбар боз гуширо хомуш кард. Пас аз паёпай занг задани Далер дигар гуширо набардошт. Сипас ба у паёмак навишт “Дунё як руз монад ман бо ту мемонам ва ту бо ман!”. Пас аз боз чанд паёмаки дигар, нихоят Санавбар ба паёмакхо посух доданро сар кард.

Бо ҳамин онҳо пинҳонӣ ба ҳам занг зада соатхо сухбат мекарданд, паёмакҳо мефиристоданд.